Уважаемые люди, не помешанные на сериалах, книгах, фильмах и знаменитостях, ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ ВЕСЬ ДЕНЬ?
24.12.2009 в 12:49
Пишет Arthur vs Merlin:

"Четыре вещи, которые....", перевод для Nadis
Для: Nadis
От: :new1: (Дрюко Зойдберг-Малфой де Брильи)

Название: Четыре вещи, которые следует знать о Мерлине (и одна вещь об Артуре, которую нельзя знать никому)
Автор: adelagia
Рейтинг: РG
Жанр: pre-slash

Четыре вещи, которые следует знать о Мерлине
(и одна вещь об Артуре, которую нельзя знать никому)


I.
Мерлин испытывает затруднения с координацией в пространстве.


Знатные люди и их свита собираются в Камелоте, и на праздничном пиру они должным образом приветствуют и отдают дань уважения друг другу и гостеприимному хозяину, и с радостью желают Камелоту процветания. На этот вечер был специально приглашен прославленный бард. И он слагает историю о героических похождениях, интригах и романах, которая, кажется, увлекает даже ревущий в камине огонь, что разгорается и затухает, словно пульс этой легенды.

Артур уже слышал эту историю прежде, а вот Мерлин, судя по его сияющим глазам, нет. Его губы слегка приоткрыты в удивлении, и детская радость практически переполняет его.

Артур старается покинуть Большой Зал, как только это будет возможно. У него был долгий и тяжёлый день в роли идеального и внимательного принца, и развернувшееся представление не шло ни в какое сравнение с восстанавливающим силы сном. Заметив волнение на лице Мерлина, Артур позволяет великодушию одержать верх над усталостью и освобождает Мерлина на ночь, чтобы он мог остаться и дослушать историю до конца.

Широкая улыбка, которую он получает в ответ, уверяет Артура, что он поступил правильно.

Однако десять минут спустя, находясь в своих покоях и еще даже не раздевшись для сна, он вынужден пересмотреть свое решение, когда ему сообщили, что Мерлина отправили в темницу.

- Почему каждый раз, как ты остаёшься хоть на секунду без моего присмотра, происходит что-то ужасное? – сквозь прутья решетки спрашивает Артур.
Мерлин надувает губы, сидя на куче старой соломы.
- Что случилось? – терпеливо (а это приходит лишь с опытом) спрашивает Артур.
- Я не виноват, - ответил Мерлин. - Я клянусь, эта ножка появилась из ниоткуда…
- С самого начала, Мерлин.

Мерлин издает звук - нечто среднее между бурчанием и хныканьем.

- Мне велели принести еще вина для гостей, я так и сделал. И споткнулся, - сообщает он мрачно, сужая глаза, так что Артур почти видит перед собой подлую и подвижную ножку стола, - и пролил вино прямо на подол платья леди Летиции. Она серьезно расстроилась. Очевидно, ее шелк был очень редким, а пятна от вина вывести невозможно, так что она сказала, что меня нужно высечь. Но леди Моргане удалось всех переубедить и согласиться на это.

Он жестом обвел свою камеру и указал на здоровенную цепь.

- Звучит... разумно. Знаешь, людей секли за много меньшие провинности, - замечает Артур, чувствуя, как в душе растет недовольство этой дамой. Богатая отделка и сложный покрой ее платья сами по себе делали её вид грязным. Никто ведь никогда и не говорил, что даже и мысли Артура должны быть беспристрастными.

- Ага, - соглашается Мерлин, подтягивая колени к груди.

- Точно. Ну, так и дуешься ты из-за...?

Мерлин обиженно смотрит на него и краснеет.

- Я хотел узнать, что случится дальше. В истории, - отвечает он. Его голос звучит приглушеннее, когда он обхватывает себя руками.

Артур готов засмеяться. Но вместо этого он вытаскивает из кармана спелое яблоко, которое он прихватил на кухне, спускаясь сюда. Он знал, что Мерлин толком и не поел вечером, совершенно захваченный выступлением барда. Артур бросает фрукт сквозь прутья, Мерлин дергается в сторону, так что яблоко отскакивает от его головы. Артур закатывает глаза и прислоняется к двери камеры.

- Ладно. Итак, жила-была тощая девчонка по имени Мерлин, и за что бы она ни взялась, все у нее шло наперекосяк, - начинает Артур. Поймав лукавый взгляд Мерлина, он добавляет: - А, ты не эту историю имел в виду?
Но всё же он остается, чтобы дорассказать Мерлину историю барда. И даже если его сокращенная версия испытывала недоставало беглости повествования и звучала менее захватывающей, чем в устах барда, прикованный к нему взор Мерлина этого не выдавал.


II.
Мерлина действительно нельзя назвать образцовым слугой.


Что-то совершенно не так с его покоями, это Артур замечает сразу. Он отсутствовал всего несколько дней, улаживая волнения в одной из отдаленных деревень, и комната, которая приветливо встречает его, разительно отличается от той, какой он ее оставил.

Она чистая.

Ничего особенного по обычным стандартам замка. Однако по стандартам Мерлина… Артур предполагает, что вся эта торжественность в его честь.

Чувствуя себя незнакомцем в собственной невероятно опрятной комнате, Артур, словно что-то заподозрив, широко распахивает дверцы платяного шкафа и рассматривает его содержимое. Все аккуратно сложено и упорядочено согласно сезону, назначению и цвету. А то, что вся одежда проложена высушенными цветами и травами, окончательно убеждает Артура, что Мерлин или не имеет к этому абсолютно никакого отношения, или теперь уже окончательно потерял рассудок.

Который, чтобы потерять, для начала надо бы иметь. И Артур про себя оплакивает отсутствие Мерлина, который не слышат этой насмешки о собственных умственных способностях.

Из примыкающей комнаты выскальзывает служанка, неся пустой кувшин, что слуги обычно используют для наполнения ванн и тазов для умывания. Она приседает в поклоне с легким изяществом, которое ясно показывает, что она уже давно занимает эту должность. Артур смутно помнит ее покрытые румянцем черты лица, он порой замечал болтающего с ней Мерлина.

- Полагаю, это ты сделала? - спрашивает Артур, жестом обводя чистые, приведенные в порядок покои, а если его тон и звучит обвинительно, то это потому, что он принц и может говорить так, как ему вздумается.

Она колеблется и вероятно оттого, что не часто ей выговаривают за хорошо сделанную работу.
- Да, сир, - отвечает она, склоняя голову. – Вы недовольны?

- Все нормально, - хмуро говорит, хотя не имеет понятия, почему эта чистота так его беспокоит. - Где Мерлин?

- Он заболел, сир, простуда.

Артур помнит, как Мерлин шмыгал носом точно перед его отъездом. И тогда же произошло эпическое состязание в остроумии, в котором Артур весело обличал Мерлина в том, что он плачет от одной только мысли о расставании со своим дорогим принцем. Мерлин в качестве опровержения весьма красноречиво фыркнул. В итоге мудрые головы (Артурова) и все прочие стороны (Артур) пришли к соглашению, что Мерлин - самая настоящая девчонка.

- Сенешаль отправил меня вместо Мерлина к Вам в услужение, - служанка обращается к ногам Артура, и просто стоит там, сцепив руки и изучая глазами пол.

Артур какое-то время смотрит на девушку, чья кудрявая головка почтительно склонена, и понимает, что она ждет его дальнейших распоряжений. И это так разительно отличается от того, к чему он привык с Мерлином, который редко беспокоится о придворном этикете и всегда смотрит ему в глаза, и часто интуитивно понимает, что нужно Артуру, прежде чем сам принц об этом скажет. (Хотя смысл совершенно понятных сигналов артуровой руки по-прежнему от него ускользает).

- Хорошо, тогда разберись с этим, - приказывает Артур, указывая на броню и кольчугу.

Служанка приближается поспешно и тихо, но ее руки движутся урывками. Но она не обучалась для работы такого рода, так что со стороны Артура было бы несправедливым придираться к тому, как она ее выполняет, тем более что она, кажется, довольно быстро учится. И, тем не менее, раздражение медленно нарастает.

Эта тишина, в которой она работает, возможно, именно она угнетает Артура. Каждый скрип и лязг брони отражается в его ушах, тогда как он должен слушать смешащие его фантастические байки Мерлина о том, что порой говорит Гаюс во сне. Или добродушные жалобы, что он, Мерлин, уверен, что Артур намеренно повсюду собирает грязь, лишь бы задать Мерлину больше работы.

И когда его кольчуга снята, пальцы Мерлина, с загрубевшими со времен деревенской юности подушечками, должны касаться его кожи.

И когда один из наручей случайно гремит об пол, это Мерлин должен щедро приносить извинения.

Хотя что касается Мерлина и Артура, то «принести извинения» и «щедро» - это не те слова, которые в их случае можно поставить рядом. И, кроме того, Мерлин вообще перестал извиняться за то, что тут же становится шуткой, когда они наедине.

Они как будто добились успехов в запутанном танце, в котором они встречаются и притираются и дополняют движения друг друга в суете каждого дня. Хотя мысль о танцующем Мерлине смехотворна, потому что Артур знает, что Мерлин – единственный человек, кто может споткнуться даже о воздух.

Артур отпускает служанку после быстрого умывания лица и рук (для этого она услужливо приготовила ароматизированную воду), надевает чистую рубаху и идет на кухню приказать, чтобы в комнаты Гаюса принесли миску бульона. А затем сам направляется туда же, чтобы заставить Мерлина мучиться от мыслей о чьей-то прекрасной услужливой расторопности.

Юношу это точно должно приободрить. Так что если уж Мерлин сам не может найти свой путь к Артуру, то Артуру придется сделать это для него.


III.
Мерлин - волшебник, хотя и не самый выдающийся.


-Мерлин, - зовет Артур, толкает дверь в его комнату и замирает, потому что части его брони и меч весело плавают в воздухе, полируясь до блеска невидимыми руками.

Металл всей своей тяжестью падает на пол с колокольным звоном. Мерлин с кровати таращится на Артура, такой ошеломленный и наивный, что с тем же успехом он мог бы вышить «виновен» у себя на лбу.

- Я ничего не видел, - тут же говорит Артур, явно игнорируя наплечник, который все еще громыхает у его ног. Но, немного подумав и одарив Мерлина холодным взглядом, добавляет, - Хотя если я обнаружу, что ты продавил мою броню во время этого эффектного выставления на показ собственной глупости, я отправлю тебя в колодки.

Рот Мерлина открывается, но его тело все также остается недвижимо.

Артур продолжает эту одностороннюю беседу, закрывая за собой дверь и двигаясь по комнате, как если бы на его пути не было металлической мозаики.

- Забыл сказать раньше, но мою лошадь надо подковать. Так что ты должен отвести ее к кузнецу до полудня, и убедись, что он использует… Ты вообще слышишь, что я говорю?

-Что? – наконец выдавливает Мерлин срывающимся голосом.

- Мою лошадь, Мерлин. Нужно подковать, - говорит он, смущая Мерлина ещё больше тем, что усиленно имитирует процесс подковывания лошади. И если Артур чуть сильнее вытаращит глаза, то они точно выпадут у него из головы.

– Ради всего святого, прекрати так смотреть! Естественно, я знаю, что ты волшебник. Думаешь, я слепой и глухой, а также непроходимо тупой?

- Нет! – восклицает Мерлин, вскакивая на ноги. Он нервно сглатывает. – Я… И ты на меня не рассержен?

Некоторое время Артур размышляет над этим вопросом.

- Ну, раз уж ты упомянул…

Мерлин немного подается назад, настороженность и опасение пробегают по его лицу, но Артур успокаивающим жестом кладет свою руку на его плечо.

Он глубоко вдыхает и медленно выдыхает, удерживая взгляд Мерлина.

- Нет, Мерлин. Я не рассержен. Теперь уже нет, по крайней мере. Потому что, на твое счастье, я невероятно милый и понимающий. И великодушный. Не говоря уж о том, что я честный и беспристрастный. Справедливый. Милосердный. С добрым сердцем, - он говорит и говорит до тех пор, пока уголки губ Мерлина не приподнимаются в легкой улыбке. И так как его понесло, он добавляет, - И кроме того мне дают понять, что я еще и очень красивый.

И это вызывает настоящий смех, и пусть он и звучит несколько нервно, но он снимает напряжение Мерлина, и снова все хорошо.

- Итак. Моя лошадь, - говорит Артур собравшись.

- Ага. Точно. Подковать. В полдень, - отрывисто произносит Мерлин.

Артур хлопает его по плечу, и на короткий момент обнимает его за шею.

- Будь осторожен, - говорит он мягко, и они оба знают, что разговор вовсе не о лошади.

- Ты… Значит, Вы прощаете меня, сир? – робко спрашивает Мерлин.

Артур смотрит на него, сведя брови, как будто Мерлин только что спросил, действительно ли небо голубое.

- Простил. Уже давно. Выше нос, Мерлин!


IV.
Мерлин невероятно добр с друзьями.


Примерно за месяц до дня рождения Артура Мерлин начинает появляться по утрам со смертельно-уставшим видом, с темными кругами под глазами, и зевающий так сильно, что Артур опасается, как бы тот не вывихнул себе челюсть. Но Мерлин продолжает справляться со своими обязанностями с той же веселой неряшливостью, что и всегда, так что Артур считает, что беспокоиться здесь не о чем. Совершенно ясно, что последние ночи Мерлин не спит, но то, что он делает в свое свободное от обязанностей время, Артура не касается до тех пор, пока он не захочет, чтобы это его касалось. И он не уверен, следует ли дальше развивать эту мысль.

За две недели до дня рождения Артура у Мерлина возникает проблема с тем, чтобы одеть его. Одна из рук перевязана, и он морщится до тех пор, пока Артур не отмахивается от него и не одевается сам.

- А, это я резал кое-что для Гаюса. Корешки и прочее, - после расспросов отвечает Мерлин. - И был неосторожен.

Он улыбается и пожимает плечами так, словно это для него в порядке вещей, и это отчасти правда.

- Он позволяет тебе обращаться с острыми предметами? - обреченно качает головой и отпускает Мерлина, который теперь чувствует себя еще более бесполезным, чем обычно.

В День рождения Артура Большой Зал пышно украшен для пира в честь принца. И Мерлин кричит громче всех во время общего тоста за здоровье Артура.

На следующий после праздника день, его обед подан позднее обычного, а сам Мерлин робко обходит стол, старательно глядя прямо перед собой. Вообще к этому времени он должен бы уже знать, что лучше не пытаться что-то скрыть от Артура, потому что Артур гораздо более наблюдательный, чем некоторые могли бы подумать. А даже если и нет, то все равно всякий сказал бы, что Мерлин так глупо себя ведет только затем, чтобы не смотреть Артуру в глаза. Вот почему Артур немедленно встает со своего стула и начинает медленно кружить вокруг Мерлина, который притворяется, что ничего не происходит. Он вертит головой словно восхищен обстановкой и каменной кладкой в покоях Артура и спешно отпрыгивает к окну, когда понятно, что дальше ему шею не вытянуть.

- Замечательный день, - объявил Мерлин стене. - Идеален для выезда, не так ли?

Не отвлекаясь на приятную погоду, Артур медленно шел по следу Мерлина, уголки его рта опустились, он оценивал обстановку и выжидал, когда же его слуга сдастся, что бы он ни скрывал. Артур никогда не любил упускать добычу, а Мерлин это… Мерлин.

Чувствуя приближение Артура, Мерлин выполняет сложное вращение, чтобы избежать испытующего взгляда, и тогда Артур усмехается. Ему надоело быть терпеливым, так что он говорит:

- Посмотри на меня. И это – приказ.

Отрадно, что Мерлину требуется лишь пара секунд, чтобы подчиниться. Он усмехается Артуру, и затем прикусывает губу, чтобы прекратить. Но это нисколько не помогает.

- Да что с тобой не так? - Артур спрашивает, подозрительно глядя на него.

- Ничего! В смысле, не более, чем всегда, - отвечает он, избавляя Артура от надобности прокомментировать его отсталое умственное развитие.

Артур неудовлетворенно выдыхает, но все же оставляет в покое причину всего этого и садится, чтобы поесть.

Мерлин, кажется, необыкновенно заинтересован едящим Артуром, но странное поведение Мерлина – это обычное положение вещей, так что Артур не особо обращает на него внимания. До тех пор, пока не надламывает корочку фруктового пирога с подноса и не понимает, наконец, почему Мерлин был настолько оживлен все это время.

Ощущая на языке вкус лесных ягод, Артур смотрит на еле сдерживающего волнение.Мерлина.

- Ты его приготовил, - говорит Артур.

Он это точно знает, потому что повара в замке никогда не жалеют ни сахара, ни специй. Но это особенный пирог, теплый и чистый и простой, и он напоминает ему о кратком неожиданном визите, который они с Мерлином нанесли несколько месяцев назад в Эалдор, загруженные подарками для деревни, но главным образом для Хунит. У нее на глазах навернулись слезы, и от этого сердце Артура сжалось, а в это время Мерлин стоял в стороне, переминаясь с ноги на ногу, и как-то по-особенному гордо улыбался. После это Хунит отправила Мерлина собрать в лесу ягод, чтобы она могла «приготовить кое-что особенное для ее мальчиков». И это был самый лучший и самый счастливый пирог, который Артур ел за долгое время.

С тех пор он пытался заставить поваров Камелота воссоздать его, но все безрезультатно.

- Да, - отвечает Мерлин, внезапно покраснев. - Я хотел приготовить его вчера, ну, знаешь, на День рождения. Но мне не позволили из-за всех этих приготовлений к пиру.

- Ты его приготовил, - повторяет Артур.

В лучшем случае Мерлин может приготовить почти сносные настойки и зелья под неусыпным руководством Гаюса, и Артур вдруг понимает причину и мешков под глазами, и небольших травм весь прошлый месяц.

На лице Мерлина отражается тревога

- Эээ… Ты сказал, что тебе он понравился, и я знаю, что здесь его готовят не так, так что я написал маме, чтобы она прислала рецепт. Если не… Но я думал, что сделал все… Я могу унести его, - говорит он, окончательно сникнув, и тянется за пирогом.

- Мерлин. Он хороший, - искренне произносит Артур, и это все, что нужно Мерлину, судя по той улыбке, которая озаряет его лицо подобно рассвету нового дня.


V.
Артур немного влюблен в Мерлина.


Артур приглашает Мерлина сесть и делится с ним пирогом, потому что так все началось, и так и должно быть. И это меньшее, что он сейчас может сделать для человека, который понимает природу его счастья и поддерживает ее всеми способами, даже самыми незначительными, хотя в них-то Мерлин особенно хорош.

- Ммм, - произносит Мерлин, очевидно очарованный собственным кулинарным шедевром, и возвращает ложку Артуру.

И словно бы они вновь в Эалдоре, без званий и обязанностей, и потому Артур спрашивает:

- Напоминает тебе о доме?

- Напоминает о тебе, вообще-то, - рассеянно отвечает Мерлин, облизывая уголок рта. – Так что, думаю, да.

И если Артур немногословен в оставшееся время, то это только потому, что он слишком занят, пытаясь унять волнение собственного сердца.

URL записи

@темы: Merlin, PG, Мужская дружба? Не, не слышала, Чтиво