Уважаемые люди, не помешанные на сериалах, книгах, фильмах и знаменитостях, ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ ВЕСЬ ДЕНЬ?
Полнейший ООС и дикий стёб, но оочень смешно!

24.12.2009
в 13:42
Пишет Arthur vs Merlin:

"Фик, в котором ухаживать за Колином...", перевод для AyaKudo
Для: AyaKudo
От: :new1: (stasya)

Название: Фик, в котором ухаживать за Колином оказывается тяжелее, чем казалось
Автор: ifyouweremine
Рейтинг: PG-13
Саммари: “Гипотетически, если бы ты была мной, и я гипотетически, пытался ухаживать за Колином, то чтобы ты — и когда я говорю «ты», я имею в виду я—сделала, чтобы заполучить его сердце, ну и чтобы он позволил тебе взять его в охапку и унести в закат, дабы любить до конца жизни?” – спросил Брэдли.
Предупреждение: Глупость Брэдли, забвение Колина, Тасманские пауки, соевые бобы-убийцы, голый Брэдли в коридорах отеля, Письмо в Небе (попытка), особое упоминание гипнотических грудей Кэти.
От переводчика: перевод строчек из песен приведен в Примечании, сразу после основного текста.

“I’ll make love to you! Like you want me to! And I’ll hold you tight! Baby, all through the night!” *

Что за черт? - сказал Колин. Некоторые из команды телевизионщиков обернулись, но поняв, что причиной беспокойства был Брэдли, вернулись к подготовке декораций для новой сцены.

“Это трогательная баллада начала 90-х, исполненная популярнейшим американским R&B певцом Boyz II Men. А теперь заткнись, я пытаюсь расположить тебя к себе при помощи песни”, - сказал Брэдли.

“Я не думаю, что то, что ты поешь можно назвать песней, - сказал Колин. - “Честно говоря, я даже не думаю, что это вообще пение. Это скорее… крик. С выражением. И так, что по странному стечению обстоятельств, слова рифмуются.”

“I’ll make love to you!” – пел Брэдли. - “When you want me to! And I will not let gooooo til you tell me toooooooooooooooooOOOOOOOOOooooooo!”

Колин посмотрел на него.

“Тебе понравилась длинная нота?” спросил Брэдли. - “Я практиковался.”

“Так это тот звук, будто кого-то пытают, который доносился из твоей комнаты в течение последних нескольких дней?”, - спросил Колин.

“Ну да, а ты как думал?” спросил Брэдли.

“Я не хотел спекулировать”,- ответил Колин.
*

“Ты выглядишь расстроенным”, - заметил Брэдли, как только Колин сел за стол напротив него. - “Не хочешь ли ты свернуться в моих объятьях и позволить мне, хотя бы ненадолго, защитить тебя от этого мира?”

“Ммм, нет”,- сказал Колин. “Спасибо”.

“Хорошо, тогда хотя бы расскажи мне, что произошло”, – сказал Брэдли.

“Я думаю…”, - сказал Колин. - “Я думаю, что у меня есть сталкер.”

“Что?!”- взволнованно воскликнул Брэдли.

“Кто-то залез в мой трейлер и оставил мне розы — на которые у меня аллергия— и шоколад— на который у меня тоже аллергия — и какие-то зловещие плохо написанные стихи,” – содрогаясь всем телом, сказал Колин. -“Так что это должен быть сталкер. И он пытается меня убить!”

Эй”, – сказал Брэдли. - “Может твой сталкер просто ошибся. Возможно, он пытался за тобой ухаживать и подумал, что цветы, шоколад и поэзия затронут самые глубины твоей души, и ты бросишься в его мужественные объятия, чтобы он смог заняться с тобой сексом в течение ближайших 20-ти дней без перерыва. Возможно. Это всего лишь моя теория.”

“В таком случае,” – сказал Колин, - “паршивый у меня сталкер.”
*

“Я приготовил ужин!”, - сказал Брэдли.

“Это же еда на вынос”, – заметил Колин. - “Это заметно. Еда все еще в упаковках”.

“Я заказал ужин!”, - исправился Брэдли.

“Я надеюсь, что в них нет стейка, как в прошлый раз, да?”, - спросил Колин.

“Нет, только вегетарианская хрень, которая тебе нравится. Я специально запретил им использовать любых вкуснейших мертвых животных”, - ответил Брэдли, который выглядел чрезвычайно расстроенный этим фактом.

“Спасибо”, – сказал Колин, тронутый таким жестом Брэдли; ведь он знал, как тот любит вкусных мертвых животных.

Еда была довольно-таки неплохой. На самом деле, даже отличной. Даже Брэдли это своеобразно признал... по крайней мере, с точки зрения невегетарианца, это наверняка было признание.

“Это тофу не настолько отвратительное… мне кажется”,- заметил Брэдли. Он кашлянул.

“Ну, я очень рад, что ты расширяешь границы своих кулинарных предпочтений”, – сказал Колин.

Брэдли кашлянул, почесал горло и еще раз кашлянул.

“Брэдли — у тебя случайно нет аллергии на соевые бобы?”, - спросил Колин.

“Ага, как ты догадался?”, - спросил Брэдли, кашляя.

“Идиот, тофу же сделано из соевых бобов!”, - воскликнул Колин.

В больнице Брэдли дали антигистамины, а Колину пришлось уверять его (и не один раз), что тофу никак не повлияет на его привлекательность и не станет причиной его трагической кончины, которая наверняка погрузит в вечный траур людей по всему миру.

“Все нормально, я не умер”, – сонно заметил Брэдли. - “Было бы досадно стать жертвой соевых бобов-убийц.” Его голова упала Колину на плечо.

“Ага”, – согласился Колин, легко поглаживая волосы Брэдли, но к тому времени он уже спал.
*

“Мой душ захватили Тасманские пауки, так что я воспользуюсь твоим”, – сказал Брэдли.

“…Ок”, – сказал Колин.

“Спасибо, дружище”, – сказал Брэдли и начал расстегивать рубашку, не дожидаясь пока Колин закроет дверь.

“Брэдли!” – воскликнул Колин. - “Ты разве не можешь подождать до ванны, чтобы начать раздеваться?”

“О, прости, неужели мои прекрасные золотые мускулы смущают тебя?” – спросил Брэдли. - “Если тебе необходимо упасть в обморок, то не стесняйся, я тебя поймаю”. С этими словами он расстегнул ширинку на джинсах.

Колин отвернулся от него и сконцентрировался на телевизоре, притворившись, что его ну очень интересует реклама французского ополаскивателя для белья. Его лицо горело.

Когда Брэдли, не спеша, вышел из душа через 15 минут, Колин взвизгнул. Это был не самый лучший его момент.

“Что?” – заботливо поинтересовался Брэдли. Капля воды стекала по его шее.

“Ты голый”, - сказал Колин.

“Да”, – согласился Брэдли.

Пауза.

Почему ты голый?” - спросил Колин.

“Я люблю сохнуть на воздухе”, - ответил Брэдли.
*

“Пусти меня обратно!” – кричал Брэдли, стучась в дверь Колина. “Я же голый!”
*

Гипотетически,” – начал Брэдли, как только Энджел открыла дверь, - “скажем, если бы ты была мужчиной - молодым, талантливым человеком, звездой телеэкранов, охренительно красивым, будто герои греческих мифов. Кем-то, скажем так, очень похожим на меня.”

“…Ок”, - сказала Энджел.

“И, предположим”, - продолжил свою тираду Брэдли, - “что тебя бы привлекал милый красавец-Ирландец, как например—ну, я не знаю, возьмем с потолка—кто-то, похожий на Колина. Как бы ты в таком случае за ним ухаживала? С учетом того, что это все вымысел, да.”

“Колин?” – спросила Энджел.

“Абсолютно вымышленный персонаж, которого мы назовем Колином, чтобы было проще”, – ответил Брэдли.

“Нуу”, - сказала Энджел, - “Для начала я бы ему немного польстила, чтобы показать, что он мне нравится—”

“Да, да, просвети меня ”, - сказал Брэдли.

“—и сделала бы для него что-то хорошее—”

“Будет ли Письмо в Небе: Дорогой Колин: Я хочу твою задницу; что скажешь? Люблю, целую, Брэдли технически считаться чем-то хорошим?”- поинтересовался Брэдли.

“Нет”, – сказала Энджел, - “так не пойдет”.

“Хмммм”, - сказал Брэдли. “Мы поняли друг друга. Что еще?”

“Нуу, я не знаю, может, сделала бы ему подарок—что-нибудь, что ты знаешь, что ему понравится. Тем самым ты покажешь, что ты потратил свое время и выяснил, что ему нравится и что тебе хочется видеть его счастливым”.

“Тогда я думаю, что будет лучше, если я лично вручу ему подарок, иначе, он может подумать, что я все еще секретно за ним слежу”, - сказал Брэдли.

Энджел моргнула.

“Долго объяснять”, - ответил Брэдли.

“Просто скажи ему о своих чувствах”, - заметила Энджел, похлопывая Брэдли по плечу. - “Как угодно, только не оставляй ему Послания в Небе**.”

“Спасибо,” – ответил Брэдли. - “И я уверен, что если бы у нас был серьезный разговор насчет реально существующих людей, то это было бы очень познавательно”.
*

“Твои скулы могут свести с ума художников, жаждящих запечатлеть их на своих полотнах”, - продекламировал Брэдли, стоя перед ступеньками, на которых Колин сидел и читал. - “Твои губы были созданы самим Богом для того, чтобы их целовали. Твои запястья были созданы, чтобы идеально укладываться в мои ладони. Все, что ты есть, для меня прекрасно —твоя кожа, твои глаза, твои волосы, ямочка с левой стороны над губами, которая появляется, когда ты улыбаешься. Я хочу тебя. Я хочу до тебя дотронуться, я хочу трахнуть тебя, я хочу сделать тебя своим до тех пор, пока ты мне не запретишь”.

“Прости,” – сказал Колин, отрываясь от книги. - “Ты что-то сказал?”

“Черт побери, ты только что пропустил то, как я пытался за тобой ухаживать!” – воскликнул Брэдли.

“Что?” – спросил Колин.

“Не бери в голову, момент все равно потерян”, - вздохнув, ответил Брэдли. Пауза. -“Ладно... не хочешь пойти со мной пообедать?”
*

Ок, итак, подарок.

Брэдли был умным малым, так что он был уверен, что сможет выбрать такой подарок, после которого Колин поймет, насколько Брэдли привлекательный, красивый и вдумчивый (и в отличной форме—в самом расцвете сил, если бы вы спросили Брэдли, что он думает по этому поводу. А он об этом думал. Часто). Брэдли не сомневался, что он сможет это сделать.

Брэдли набрал в Гугле подарки для маленького субтильного Ирландца, получив которые он меня полюбит. Высветилось 58,500 хитов; Брэдли нажал на первое попавшееся.

“Отлично!” – воскликнул Брэдли.
*

“Не мог бы ты поделиться со мной”, - начал Колин, - “почему ты посчитал хорошей идеей стащить мой iPod на целый день и потом вернуть его, заполненным дисками Celtic Woman?”

“Ты ирландец”, - ответил Брэдли.

“Да, это я знаю, спасибо”, - сказала Колин. - “И как это связано с тем, что ты отобрал мой iPod?”

“Это музыка твоей родины”, - пояснил Брэдли. - “Мелодии твоей души. The Celtic Woman – это Ирландия, Колин. The Celtic Woman – это ты.”

Колин посмотрел на него.

Брэдли уставился на него в ответ.

Тишина повисла между ними.

“Тебе совсем не понравилось?” – через некоторое временя спросил Брэдли и выглядел при этом таким нервным и полным надежд, что Колин знал, что ему придется соврать.

“Эээ, ну да”, – ответил Колин. - “Очень понравилось! Я действительно проникся песнями…до глубины души”.

Брэдли заулыбался.

“Ну?” – спросил Брэдли. - “Ты уже хочешь запрыгнуть на меня?”

Колин развернулся и ушел. Брэдли расценил это как «возможно».
*

“Гипотетически, если бы ты была мной, и я гипотетически, пытался ухаживать за Колином, то чтобы ты — и когда я говорю «ты», я имею в виду я—сделала, чтобы заполучить его сердце, ну и чтобы он позволил тебе взять его в охапку и унести в закат, дабы потом любить до конца жизни?” – спросил Брэдли.

“Ты со мной разговариваешь?” – спросила Кэти, которой как раз накладывали макияж и делали прическу.

“Сконцентрируйся!” – сказала Брэдли. - “Как ты обычно заставляешь людей полюбить себя?”

“Обычно я говорю им, ‘Эй ты. Сюда. Сейчас.’ Неплохо работает”, – ответила Кэти.

“Да, но у тебя есть отличные груди, которое заставляют людей делать то, что ты говоришь. Мне нужен план, в котором мне не придется использовать твои гипнотические груди”, - сказал Брэдли. Потом, подумав, - “ну, если только—я хочу сказать, может ты захочешь—?”

“Я не собираюсь показывать свою грудь кому-то просто для того, чтобы тебе было с кем пойти на свидание, Брэдли”, - ответила Кэти.

“Даже ради настоящей любви?” – поинтересовался Брэдли.

“Если это должно случиться, это случится”, - отрезала Кэти. - “И мои гипнотические груди для этого не потребуются.”

“Ну, все равно стоило попробовать”, - заключил Брэдли.
*

Какой-то кретин включил музыку в коридоре.

Поправка: какой-то кретин врубил музыку на полную громкость в коридоре. В час ночи. В первый за две недели выходной Колина.

“Какого черта—” сказал Колин, распахивая настежь дверь.

За дверью стоял Брэдли. С магнитолой над головой.

“ЗДРАВСТВУЙ, МОЯ ПРЕЛЕСТНАЯ СНЕЖИНКА!” – продекламировал Брэдли.

“ЧТО?” – воскликнул Колин.

“COME ON, BABY, DON’T IGNORE ME, I KNOW WHAT YOU’RE FEELING FOR ME!” пел JC Chasez. ***

“ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ?” – спросил Колин.

“YOU CAN’T FIGHT IT, ’CAUSE YOU WANT ME, DON’T YOU MISS THIS OR YOU’LL BE SORRY!” продолжал петь JC Chasez.

“Я ПРИЗНАЮСЬ ТЕБЕ В ЛЮБВИ—” – сказал Брэдли, и тут Колин нажал на кнопку «выкл» на магнитоле.

“Что?” – еще раз спросил Колин. - “Брэдли, у тебя должна быть ну очень хорошая причина, чтобы разбудить меня в час ночи в мой выходной”.

“Как я говорил”, - сказал Брэдли, опуская на землю магнитолу, - “я признаюсь тебе в любви так же как и Джон Крузак в классическом фильме 1989 года Say Anything****…. В этой версии, ты – Иона Скай.”

“Господи, опять этот разговор”, - простонал Колин, схватил Брэдли за рубашку и затащил его в комнату.

Наконец-то”, – сказал Брэдли, как только Колин закрыл за ними дверь. Брэдли развел руки в стороны.

“А теперь ты можешь броситься в мои объятия в порыве страстного желания”, - сказал Брэдли.

“Да что с тобой, черт побери, происходит!” – в бешенстве воскликнул Колин. -“Меня задолбали твои шутки! Ну да, я на тебя запал—что в этом такого? Это не значит, что ты должен постоянно надо мной прикалываться по этому поводу! Хватит уже, Брэдли.”

Что?” – спросил Брэдли. - “Ты думаешь, что это, что я—ты действительно думаешь, что я—Господи, Колин, ты идиот! Я ведь всю неделю пытался за тобой ухаживать!”

“—Прости что?” – спросил Колин.

“Ладно, хватит, мне надоело говорить намеками”, - сказал Брэдли. - “Сейчас я тебя поцелую, потом брошу на кровать и буду трахать до тех пор, пока у тебя в глазах не потемнеет, и когда мы будем потные, уставшие и будем не в состоянии больше трахаться, то уснем, и утром мы проснемся и повторим все это еще раз. Возражения?”

“Ммм, нет”, - ответил Колин. - “Звучит —отлично, на самом деле. Да.”

“Отлично”, – сказал Брэдли и сдержал свое обещание.

Конец.

Примечания:
*“I’ll make love to you! Like you want me to! And I’ll hold you tight! Baby, all through the night!” – Я займусь с тобой любовью! Так, как ты хочешь! И я буду крепко тебя держать! Детка, всю ночь! “I’ll make love to you! When you want me to! And I will not let gooooo til you tell me toooooooooooooooooOOOOOOOOOooooooo!” – Я займусь с тобой любовью! Когда ты этого захочешь! И я тебя не отпущу, пока ты мне не скажешь!
** дословно «Писать на небе». У нас чаще известно как «Письмо на Небе».
*** COME ON, BABY, DON’T IGNORE ME, I KNOW WHAT YOU’RE FEELING FOR ME!” – Давай, детка, не игнорируй меня, я ведь знаю, что ты ко мне чувствуешь! “YOU CAN’T FIGHT IT, ’CAUSE YOU WANT ME, DON’T YOU MISS THIS OR YOU’LL BE SORRY!” – Ты не можешь с этим сражаться, потому что ты хочешь меня, не пропускай этот шанс или пожалеешь!
**** Say Anything – Скажи что-нибудь.


URL записи

@темы: Merlin, PG-13, Мужская дружба? Не, не слышала, Чтиво